О ПРОТИВОРЕЧИЯХ В КОМСОМОЛЕ

Речь на совещании по вопросам работы

среди молодёжи при ЦК РКП(б)

3 апреля 1924 г.

Я, прежде всего, должен сказать кое-что о той позиции, которую ЦК молодёжи занял в вопросе о партийной дискуссии. Ошибкой было то, что ЦК РКСМ продолжал упорно молчать после того, как места уже высказались. Но было бы неправильно объяснять молчание ЦК союза нейтральностью. Просто переосторожничали.

Теперь кое-что о прениях. Я считаю, что принципиальных разногласий у вас нет. Я изучал ваши тезисы и статьи и всё же не нашел принципиальных разногласий. Но зато есть путаница и куча надуманных “непримиримых” противоречий.

Первое противоречие — это противопоставление союза как “резерва” союзу как “инструменту” партии. Что такое союз — резерв или инструмент? И то и другое. Это ясно, да и в речах самих товарищей это было сказано. Коммунистический союз молодёжи — резерв, резерв из крестьян и рабочих, откуда черпаются партией пополнения. Но он вместе с тем и инструмент, инструмент в руках партии, подчиняющий своему влиянию массы молодёжи. Можно было бы более конкретно сказать, что союз есть инструмент партии, подсобное орудие партии в том смысле, что активный состав комсомола есть инструмент партии для воздействия на молодёжь, находящуюся вне союза. Эти понятия друг другу не противоречат, и они не могут быть противопоставлены одно другому.

Второе якобы непримиримое противоречие состоит в том, что, по мнению некоторых товарищей, “классовая политика союза определяется не его составом, а выдержанностью людей, стоящих во главе”. Выдержанность противопоставляют составу. Это противоречие тоже надуманное, ибо классовая политика РКСМ определяется и тем и другим — и составом, и выдержанностью верхушки. Если выдержанные люди подвергаются воздействию чуждого по духу состава союза, члены которого пользуются одинаковыми правами, то наличие такого состава не может пройти бесследно для работы и политики союза. Почему партия регулирует свой состав? Потому что она знает, что состав влияет на её работу.

Наконец — ещё одно противоречие, тоже надуманное, касающееся роли союза и его работы среди крестьян. Одни ставят вопрос так, что задача союза состоит будто бы в “закреплении” влияния среди крестьян, но не в его расширении, а другие хотят будто бы “расширять влияние”, но закреплять не согласны. На этом хотят построить платформу в дискуссии. Ясно, что противопоставление этих двух задач является искусственным, ибо все хорошо понимают, что союз должен одновременно и закреплять, и расширять своё влияние в деревне. Правда, в одном месте тезисов ЦК РКСМ есть неловкая фраза о работе среди крестьян. Но ни Тарханов, ни другие представители большинства ЦК РКСМ не настаивают на этой неловкости и согласны её исправить. Стоит ли спорить после этого из-за мелочей?

Но есть одно противоречие в жизни и деятельности Коммунистического союза молодёжи, противоречие действительное, не выдуманное, о котором я хотел бы сказать несколько слов. Я имею в виду наличие двух тенденций в союзе: рабочей и крестьянской. Я имею в виду противоречие между этими тенденциями, которое даёт себя чувствовать и мимо которого нельзя пройти. Вопрос об этом противоречии является самым слабым местом в речах ораторов. Все говорят о том, что необходимо расширяться по линии вовлечения рабочих в союз, но все спотыкаются, когда переходят к крестьянству, к вопросу о привлечении крестьянства. Даже те из ораторов, которые не мудрили и не хитрили, спотыкались на этом вопросе.

Очевидно, перед РКСМ стоят две проблемы: рабочая и крестьянская. Очевидно, что, поскольку комсомол является рабоче-крестьянским союзом, эти две тенденции, эти противоречия в союзе останутся и впредь. Одни будут говорить, что надо вовлекать рабочих, умалчивая о крестьянстве, а другие будут говорить, что надо вовлекать крестьян, недооценивая значения пролетарского элемента союза, как элемента руководящего. Это внутреннее противоречие, имеющееся в самой природа союза, и заставляет спотыкаться ораторов. В речах проводили параллель между партией и комсомолом. Но дело в том, что такого параллелизма не существует на деле, ибо партия наша рабочая, а не рабоче-крестьянская, между тем как комсомол является союзом рабоче-крестьянским. Вот почему комсомол не может быть только рабочим союзом, а должен быть одновременно и рабочим и крестьянским союзом. Одно ясно: при настоящей структуре союза внутренние противоречия и борьба тенденций будут неизбежны и впредь.

Правы те, которые говорят, что середняцкую молодёжь надо вовлекать в партию, но тут надо быть осторожным и нельзя сбиваться на позицию рабоче-крестьянской партии, на которую сворачивают иногда даже некоторые ответственные работники. Многие подняли крик, говоря: “Вы вовлекаете рабочих, почему бы не вовлечь в такой же степени в партию и крестьян? Давайте введём сто или двести тысяч крестьян”. ЦК против этого, потому что наша партия должна быть рабочей партией. Процентов 70 или 80 рабочих и процентов 20—25 нерабочих — вот приблизительно каково должно быть соотношение в партии. Несколько иначе, чем в партии, обстоит дело с комсомолом. Коммунистический союз молодёжи является добровольной, свободной организацией революционных элементов рабочей и крестьянской молодёжи. Без крестьян, без массы крестьянской молодёжи он перестанет быть рабоче-крестьянским союзом. Но дело при этом надо поставить так, чтобы руководящая роль оставалась за пролетарским элементом.

Впервые напечатано в книге:

И. Сталин. О комсомоле.

М., 1926