ПИСЬМО ЧЛЕНАМ КРУЖКА

ПО ПАРТСТРОИТЕЛЬСТВУ

ПРИ КОМАКАДЕМИИ

Сегодня получил тезисы Слепкова о самокритике. Эти тезисы обсуждались, оказывается, в вашем кружке. Мне говорили члены кружка, что тезисы эти были пущены в ход как документ, имеющий своей целью не критику линии ЦК, а ее обоснование.

Было бы неправильно отрицать за членами партии право критики линии ЦК. Более того: я допускаю, что члены вашего кружка имеют право даже противопоставлять в своем тесном кругу позиции ЦК свои особые тезисы. Очевидно, однако, что тезисы Слепкова преследуют не цели критики линии ЦК или противопоставления ей чего-либо нового, а задачу разъяснения и обоснования позиции ЦК. Этим, должно быть, и объясняется, что тезисы Слепкова получили некоторое распространение в московских партийных кругах.

Тем не менее, или именно поэтому, я считаю своим долгом заявить, что тезисы Слепкова

а) не совпадают с позицией ЦК по вопросу о лозунге самокритики,

б) они “исправляют”, “дополняют” и, естественно, ухудшают ее в угоду бюрократическим элементам наших учреждений и организаций.

1) Неправильна, прежде всего, установка тезисов Слепкова. Тезисы Слепкова лишь внешним образом напоминают тезисы о лозунге самокритики. На самом деле они являются тезисами об опасностях лозунга самокритики. Нет слов, что всякий революционный лозунг таит в себе известные возможности его извращения на практике. Такие возможности применимы, конечно, и к лозунгу самокритики. Но выставлять эти возможности как центр вопроса, как основу тезисов о самокритикой - значит перевернуть все вверх дном, подорвать революционное значение самокритики, помогать бюрократам, старающимся отписаться от самокритики ввиду связанных с нею “опасностей”. Я не сомневаюсь, что бюрократические элементы наших партийных и советских организаций прочтут тезисы Слепкова не без чувства удовлетворения.

Имеет ли такая установка что-либо общее с установкой ЦК в вопросе о самокритике, с резолюцией апрельского пленума ЦК и ЦКК о шахтинском деле, с июньским обращением ЦК по вопросу о самокритике? Я думаю, что не имеет.

2) Неправильны тезисы Слепкова и по своему внутреннему содержанию. Одним из серьезнейших факторов, делающих неизбежной самокритику, и, вместе с тем, одним из важнейших объектов самокритики является бюрократизм наших организаций.

Можно ли двигаться вперед, не борясь с бюрократизмом нашего партийного и советского аппарата? Нельзя!

Можно ли организовать контроль масс, поднять инициативу и самодеятельность масс, вовлечь миллионные массы в социалистическое строительство, не ведя решительной борьбы с бюрократизмом ваших организаций? Нельзя!

Можно ли подорвать, ослабить, развенчать бюрократизм без проведения в жизнь лозунга самокритики? Нельзя!

Можно ли обойтись в тезисах, посвященных лозунгу самокритики, без освещения вопроса о бюрократизме как отрицательном факторе нашего социалистического строительства и как одном из важнейших объектов самокритики? Ясно, что нельзя.

Чем обменам в таком случае, что Слепков ухитрился в своих тезисах обойти молчанием этот животрепещущий вопрос? Как можно в тезисах о самокритике, ставящих своей целью обоснование позиции ЦК, забыть о важнейшей задаче самокритики, о борьбе с бюрократизмом? А ведь это факт, что в тезисах Слепкова нет ни одного слова (буквально ни одного слова!) о бюрократизме наших организаций, о бюрократических элементах внутри этих организаций, о бюрократических извращениях в работе нашего партийного и советского аппарата.

Можно ли совместить это более чем легкомысленное отношение к важнейшему вопросу о борьбе с бюрократизмом с позицией ЦК в вопросе о самокритике, с такими документами партии, как резолюция апрельского пленума ЦК и ЦКК о шахтинском деле или июньское обращение ЦК о самокритике?

Я думаю, что нельзя.

С коммунистическим приветом И. Сталин

8 июня 1928 г.

“Комсомольская Правда” № 90,

19 апреля 1929 г.